Перейти к содержимому


Фотография

Экспедиция Воркута - Сыктывкар


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 Мещёра

Мещёра

    Мастер

  • Газонщики
  • PipPipPipPipPip
  • 431 сообщений
  • Пол:Мужчина
  • Город:Гусь-Хрустальный
  • Интересы:Военная археология

Отправлено 20 Январь 2016 - 20:16

Я отношения к экспедиции не имею!

Но я был поражен силой духа и мужеством двух сыктывкарских экипажей и захотелось выложить данную тему на нашем форуме! Пусть не на 69-х, но все же на УАЗах парни пробивались более двух недель!

 

 

они о себе писали:

 

"...Время экспедиции: 02-18 августа 2011.
Протяженность маршрута по факту: 1384 километра.

Использовано топлива (АИ 80): 1100 литров

Цель экспедиции: впервые добраться из Воркуты до сети автомобильных дорог на колесной технике летом.

 

Идея экспедиции возникла в 2005 году, однако реализована была только в 2011, поскольку имела значительный бюджет. Сразу было принято решение стартовать из Воркуты, а не из Сыктывкара, поскольку путь домой всегда короче.

Автомобили были отправлены в Воркуту двумя контейнерами заранее. Контейнерные перевозки – это малоприятная процедура, где с вас будут стараться слупить деньги за каждый чих. Одним словом, яркий пример феодального беспредела, который усугубился после дробления РЖД на «княжества».

Помимо подготовки техники, мы из всех источников пытались выяснить возможные маршруты, а также особенности тундры, с точки зрения особенностей ландшафта и грунтов. Наперед скажу, что практически никто нам не дал объективной информации, поскольку значительная часть «советчиков» сами ничего не знали про тундру, а те, кто там реально бывал, ездили туда на вездеходах и для «проходимцев» на колесной технике особых советов дать не могут.

При этом практически все знатоки в один голос говорили нам о том, что мы там нафиг потонем и не надо туда соваться. В общем, то же самое нам сказал вездеходчик воркутинского спасотряда, с которым мы несколько часов обсуждали маршрут. Он вообще каждые 15 минут сокрушался по поводу того, что это невозможно, что «вы хоть представляете, какая там чача-вача?!»

Но у нас не было пути назад, и, оставив предполагаемый маршрут и обговорив контрольное время выхода на связь с МЧС, мы выдвинулись 2 августа примерно в 14:00. Спутниковой связи не было, топливо до Усинска взяли с собой, а это получилось по нашим расчетам 650 литров. Машины были предельно
перегружены, задние рессоры выгибались наружу.

В первый день ехалось весьма бодро, поскольку от Воркуты еще были накатанные направления, и по большому счету поплутать пришлось лишь в одном торфяничке. Проходивший мимо вездеход остановился метрах в ста, поглазели на нас и двинули дальше. Так мы прошагали 65 километров. Обнадеживало.

Ехали только посветлу, хотя в тундре при отсутствии облаков и ночью темно было всего минут 40. Но нужно было отдыхать, тем более что маршрут планировался с неспешным движением, никто никуда не торопился. Роли в составе экспедиции были распределены. Двое по очереди готовили, один следил за машинами, двое ставили-убирали лагерь, ну и прочие функции естественным образом закрепились за людьми. Спали в палатках, на надувных матрасах и пенках. В спальниках с комфортом -4С спалось очень даже хорошо, иногда было жарко, несмотря на то, что тундре одну ночь подморозило до инея. Но зато не было мошки
и комарья (они свое взяли потом, когда мы добрались до лесотундры и потеплело).

В тундре нет болот в классическом понимании. Основные препятствия – это ручьи с поймами и влажные торфяные поля. Ручьи мы преимущественно обходили по кустам, которые в поймах высотой метра два, и они ложились под колеса естественной гатью, хотя если остановиться и посмотреть, что там под кустами – страшно становится. 

Торфяные поля или объезжать по лабиринтам кочкарника или потихоньку, в натяг, перешагивать на спущенной резине в надежде не провалиться. Случалось, что проваливались. А вообще тактика движения была такая. Первая машина, которая разведчик, суется в препятствие. Вторая, грузовик, ждет. Если первая прошла, вторая за ней. Если нет, то два варианта: опасный и долгий. Опасный, это когда вторая машина обходит первую, чтобы вытянуть потом вперед. Опасность в том, что если вторая тоже прилипнет, то у штурманов начинается веселая жизнь. Долгий, это вытягивание разведчика назад и повторные пробы в этом или другом месте. Так, чтобы прилипали оба, случалось один или два раза. Практически все неоднозначные участки штурмана прошагивали предварительно пешком.

Расход топлива по тундре изо дня в день был стабилен – 1
литр на 1 километр, на обеих машинах. Двигались на первой-второй пониженной (а понижайка на обеих машинах была дополнительна занижена). Третья пониженная включалась редко и 15 км/ч воспринималась как очень высокая скорость.

Далее пробеги сократились до 20-25 километров в день. Все признаки присутствия человека, будь то брошенная дощечка или брошенный вездеход, воспринимались с воодушевлением, потому что на десятки и сотни километров вокруг не было ни души. Кругом только бескрайняя тундра.

Дальше вездеходные направления стали не очень очевидными, иногда приходилось плутать и ехать просто по направлению и ландшафтным ориентирам. Когда в данный конкретный момент не знаешь, правильно ли едешь, морально сильно давит. Самой неприятной перспективой было возвращаться в поисках дороги.

Скоро стало ясно, что мы выбиваемся из графика. До 43 буровой мы дошли только 8 августа, а это 190 километров от Воркуты. Местный люд был, мягко говоря,  удивлен нас видеть, и может поэтому, прием был очень теплый. Это был контрольный день для связи с МЧС. Успели. Дальше до Усинска по предварительной информации была грунтовка. На буровой мы сходили в душ, поели нормальной еды, связались с родными, которые уже порядком начали волноваться, и были воодушевлены, что самое трудное позади. Ага, казалось бы…

До Усинска идет зимник, по которому летом ходят исключительно гусеничная техника с траками шириной в метр, т.е. на ГАЗушках туда просто не суются. В прошлом году по пути нашего следования утопили вездеход Ишимбай. Если вы не представляете его, что посмотрите на яндекс картинках. Как его выковыривали – отдельная история, не для этого отчета.

Так вот зимник этот по сути представляет собой направление в тундре, где сорван верхний слой и перемешан гусеницами чернющий торф. На возвышенностях он местами укатан и можно лавировать меж глубоких колей, в низинах, которые в обязательном порядке заболочены – это все плавает. Причем вездеходы, в силу своих особенностей, наверно превратили все в сплошные ямы-подъемы с перепадом до 2 метров высоты на 10 метров длины. Иногда проще было спускаться в ноль и обходить эту «дорогу» по болоту, которое тянулось с обеих сторон. Там был шанс проехать по несорванному травяному настилу.

Расход топлива остался таким же, как в тундре, из-за чего в голове стали вырисовывать неприятные перспективы, что делать, когда обсохнем. Надежды дотянуть до заправки просто не было, это было физически невозможно. В тундре практически вся техника работает, естественно, на дизеле. В итоге, благодаря звездам и нефтяникам, которых мы встретили на пути, мы решили вопрос с бензином. Это история очень занимательная, поразительная и ни много ни мало, пробуждающая веру в человека; но чтобы не палить контору, отложу её для частных рассказов. Но те, кто нам помогли, если это прочитают, еще раз, огромное вам спасибо, мужики!

Вообще, когда у нас не осталось не только бензина, но и сигарет и еды, нам очень помогли ребята из аварийной бригады с Салюки, которые отдали нам и еду и свои сигареты, когда проезжали мимо. Говорят, мы через пару часов будем дома, а вам еще ехать и ехать.

Минимальный пробег за день составил 13 километров, пару дней были ливни. Каждые 300 метров едущейся дороги вселяли надежду, что это будет не 300, а еще немного, и там, за холмом, может будет посуше…  Но посуше не было. Было как везде. Понимание, что впереди десятки километров ЭТОГО очень давило, люди были на пределе, неосторожное слово или оплошность вытягивали наружу усталость и раздражение, которое иногда удавалось упрятать в себя, а иногда и нет.

Мы задержались в Усинск на 4 дня и ночью, с 15 на 16, когда доехали до асфальта, целовали его. На въезде (для нас выезде) с зимника стоит шлагбаум, через который охранник не хотел нас пускать без путевых листов. Только начальник, которому позвонил охранник, поняв что к чему, сказал: «Да пропусти их, конечно».

От Печоры до Ухты тоже нормальная отсыпка, ели не брать в расчет 70 километров Ираельского серпантина (место легендарное  – картинки и видео в интернете в достатке).

Для нас он был не сложен (я принципиально не включал передний мост и понижайку), но очень утомителен. Последние километры я уже не в состоянии был что-то объезжать, дороги не видел, практически спал.

От Ухты до Сыктывкара асфальт.

Огромное счастье было увидеть и обнять родных. Все красные ракеты, которые оставались для подачи сигнала бедствия, выпустили в качестве финишного салюта…”

 


Сообщение отредактировал Zummerin: 21 Январь 2016 - 08:18

Жизнь хороша, если есть ППШ






Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 скрытых пользователей